ФОРУМ - DOLLBOOKS.RU

Текущее время: Вс сен 23, 2018 1:13 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 53 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Сб май 15, 2010 4:03 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Выкладу и сюда. Это мой любимый ее потрет. Тут она очень похожа на мою бабушку в молодости и... по мнению многих моих знакомых и со мной чем-то похожа ))))))))))

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Сб май 22, 2010 1:22 am 
Не в сети
Гуру
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт авг 30, 2007 2:48 pm
Сообщения: 3614
Откуда: г.Москва
Медали: 1
Золотая книга (1)
reiser
Даша, ты без сомнения похожа! Это факт!! ;)

Спасибо тебе за информацию, которую ты здесь выкладываешь! Я всегда знаю, что у тебя есть , что посмотреть и почитать!! Вот сегодня прочитала про описания жизни девочки-девушки из благородной семьи. Очень интересно!! В частности про гувернанток. Не прислуга, но и не ровня господину.... Сразу вспомнились два моих любимых романа - "Джейн Эйр" Шарлотты Бронте, и "Красное и чёрное" Стендаля. Жюльен Сорель был гувернёром..... Сразу захотелось перечитать :)
Буду и впреть захаживать к тебе за настроением :)

_________________
Don't worry, be happy!


Я в МОЕМ МИРЕ: http://my.mail.ru/#page=/bk/galina2001/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Вс май 23, 2010 9:21 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Галина Захарова писал(а):
reiser
Даша, ты без сомнения похожа! Это факт!! ;)

Спасибо тебе за информацию, которую ты здесь выкладываешь! Я всегда знаю, что у тебя есть , что посмотреть и почитать!! Вот сегодня прочитала про описания жизни девочки-девушки из благородной семьи. Очень интересно!! В частности про гувернанток. Не прислуга, но и не ровня господину.... Сразу вспомнились два моих любимых романа - "Джейн Эйр" Шарлотты Бронте, и "Красное и чёрное" Стендаля. Жюльен Сорель был гувернёром..... Сразу захотелось перечитать :)
Буду и впреть захаживать к тебе за настроением :)


Большое спасибо))))))))) Мне очень, приятно))) Жду))))))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Чт май 27, 2010 5:49 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Про воспитание русской аристократии.
Взято из http://community.livejournal.com/ru_oldrussia/26516.html#cutid1

«Нет ничего нелепее и лживее, как убеждение о родовом чванстве русской аристократии».
В.А. Соллогуб

Некоторые выдержки из книги О. С. Муравьевой «Как воспитывали русского дворянина»
Изображение

Русский аристократ 19 века — это совершенно особый тип личности. Весь стиль его жизни, манера поведения, даже внешний облик — несли на себе отпечаток определенной культурной традиции. Именно поэтому современному человеку так трудно его «изобразить»: подражание лишь внешним особенностям поведения выглядит нестерпимо фальшиво. Для того, чтобы представить себе русского дворянина в его живом облике, необходимо видеть связь между правилами поведения и этическими установками, принятыми в его кругу. Дворянство выделялось среди других сословий русского общества своей отчетливой, выраженной ориентацией на некий умозрительный идеал.

«Дворянское воспитание» — это не педагогическая система, не особая методика, даже не свод правил. Это, прежде всего, образ жизни, стиль поведения, усваиваемый отчасти сознательно, отчасти бессознательно: путем привычки и подражания; это традиция, которую не обсуждают, а соблюдают. Поэтому важны не столько теоретические предписания, сколько те принципы, которые реально проявлялись в быте, поведении, живом общении.

Правило «служить верно» входило в кодекс дворянской чести и, таким образом, имело статус этической ценности, нравственного закона.
Одним из принципов дворянской идеологии было убеждение, что высокое положение дворянина в обществе обязывает его быть образцом высоких нравственных качеств: «Кому много дано, с того много и спросится». Решающая установка в воспитании дворянского ребенка состояла в том, что его ориентировали не на успех, а на идеал. Быть храбрым, честным, образованным ему следовало не для того чтобы достичь чего бы то ни было, а по тому что он дворянин, потому что ему много дано, потому что он должен быть именно таким.

Едва ли не главной сословной добродетелью считалась дворянская честь. Согласно дворянской этике «честь» не дает человеку никаких привилегий, а напротив, делает его более уязвимым, чем другие. В идеале честь являлась основным законом поведения дворянина, безусловно, и безоговорочно преобладающим над любыми другими соображениями, будь это выгода, успех, безопасность и просто рассудительность.

Демонстрировать обиду и не предпринимать ничего, чтобы одернуть обидчика или просто выяснить с ним отношения — считалось признаком дурного воспитания и сомнительных нравственных принципов. «Люди порядочные — утверждал Честерфилд, — никогда не дуются друг на друга».

Нарушить данное слово — значило раз и на всегда погубить свою репутацию, потому поручительство под честное слово было абсолютно надежным. В этой обстановке повышенной требовательности и — одновременно — подчеркнутого доверия воспитывались дворянские дети. П. К. Мартьянов в своей книге «Дела и люди» рассказывает, что адмирал И. Ф. Крузенштерн, директор морского корпуса в начале1840-хгодок, прощал воспитаннику любое прегрешение, если тот являлся с повинной. Однажды кадет признался в действительно серьезном проступке, и его батальонный командир настаивал на наказании. Но Крузенштерн был неумолим: «Я дал слово, что наказания не будет, и слово мое сдержу! Я доложу моему государю, что слово дал! Пусть взыскивает с меня! А вы уж оставьте, я вас прошу!»

Дворянский ребенок, которому в семье внушались традиционные этические нормы, испытывал потрясение, сталкиваясь с невозможностью следовать им в условиях государственного учебного заведения, где обычно получал опыт самостоятельной жизни.

Если «стимулом всей жизни» является честь, совершенно очевидно, что ориентиром в поведении человека становится не результаты, а принципы. Дворянская этика требовала уважения прав личности независимо от служебной иерархии.

С малых лет воспитанное убеждение «не смеете оскорблять!» постоянно присутствовало в сознании дворянина, определяя его реакции и поступки. Щепетильно оберегая свою честь, дворянин, конечно, учитывал чисто условные, этикетные нормы поведения. Но главное все-таки в том, что он защищал свое человеческое достоинство. Обостренное чувство собственного достоинства воспитывалось и вырабатывалось в ребенке целой системой разных, внешне порой никак между собой не связанных требований.

Заслуживает внимания и то значение, которое придается храбрости, и уверенность, что ее можно воспитать, выработать путем волевых усилий и тренировок. Не зависимо от рода деятельности храбрость считалась безусловным достоинством дворянина, и это учитывалось при воспитании ребенка. Мальчик 10-12-ти лет должен был ездить верхом наравне со взрослыми. Хотя матери плачут и просят отцов поберечь сына, их протесты выглядят как ритуал, сопровождающий это обязательное ляд мальчика испытание. Молодые женщины гордились своим умением хорошо ездить верхом.
Храбрость и выносливость, которые требовались от дворянина, были почти невозможны без соответствующей физической силы и ловкости. Не удивительно, что эти качества высоко ценились и старательно прививались детям. В Царскосельском лицее, где учился Пушкин, каждый день выделялось время для «гимнастических упражнений»; Лицеисты обучались верховой езде, фехтованию, плаванью и гребле. Прибавим к этому подъем в 7 утра, прогулки в любую погоду и обычно простую пищу.
С. Н. Глинка вспоминал: «В малолетнем возрасте нас приучали ко всем воздушным переменам и, для укрепления телесных наших сил, заставляли перепрыгивать через рвы, влезать и карабкаться на высокие столбы, прыгать через деревянную лошадь, подниматься на высоты». К девочкам в этом смысле было куда меньше требований, но и у них физическая изнеженность отнюдь не культивировалась. А. П. Керн отмечает, что каждый день после завтрака их вели гулять в парк «несмотря ни на какую погоду», гувернантка заставляла их лежать на полу, чтобы «спины были ровные».

Чем отличаются тренировки и закаливание дворянских детей от современных занятий физкультурой? Отличие в том, физические упражнения и нагрузка призваны были не просто укреплять здоровье, но способствовать формированию личности. В общем контексте этических и мировоззренческих принципов физические испытания как бы уравнивались с нравственными. Уравнивались в том смысле, что любые трудности и удары судьбы должно было переносить мужественно, не падая духом и не теряя собственного достоинства.
Подобная сила воли и мужество определяются качествами личности, прежде всего. Но нельзя не заметить и совершенно определенной этической установки. Там, где честь являлась основным стимулом жизни, было необходимо самообладание. Например, следовало уметь подавлять в себе эгоистические интересы (даже вполне понятные и объяснимые), если они приходили в противоречие с требованиями долга. «Неудача, переносимая с мужеством», для Пушкина являла собой «великое и благородное зрелище», а малодушие было для него, кажется, одним из самых презираемых человеческих качеств.

Этические нормы тесно соприкасались с этикетными: демонстрировать чувства, не вписывающиеся в принятую норму поведения, было не только недостойно, но и не прилично. Умение скрывать от посторонних глаз «мелкие досады и огорчения» считалось обязательной чертой воспитанного человека. В духе этих требований дворянского ребенка воспитывали с раннего детства. Они были приучении превозмогать по мере сил страх, отчаянье и боль и стараться не показывать, как это трудно. Для этого требовалось не только мужество, но и безукоризненное умение владеть собой, которое достигалось путем длительного и тщательного воспитания.

Внешняя сдержанность и самообладание естественно увязывались с обостренным чувством собственного достоинства, с уверенностью в том, что демонстрировать свое горе, слабость или смятение — недостойно и неприлично. Воспитанный человек, во-первых, не обременяет окружающих своими личными неприятностями и переживаниями, а во-вторых, умеет защитить свой внутренний мир от непрошенных свидетелей.

Принятые формы поведения давали вполне широкий простор для самовыражения личности. При всем внимании к хорошим манерам, люди умные никогда не считали их чем-то самодостаточным. Жуковский, выделяя два рода светских успехов, один из которых основан на привлекательных, но поверхностных свойствах человека (приятном обхождении, остроумии, учтивости и пр.), а другой — на интеллектуальных и нравственных отличиях, отдает, безусловно, предпочтение второму.

Честерфилд, неустанно твердящий сыну о необходимости соблюдать все правила хорошего тона, подчеркивает, что главными качествами человека являются, конечно, честность и благородство, талант и образованность. Но в жизни необходимо обладать и некоторыми второстепенными качествами, — замечает он, из которых самое необходимое — хорошее воспитание, ибо оно «придает особый блеск более высоким проявлениям ума и сердца».

Правила хорошего тона не сводились к набору рекомендаций типа: в какой руке держать вилку, когда следует снимать шляпу и т. д. Разумеется, этому дворянских детей тоже учили, но подлинно хорошее воспитание основывалось на ряде этических постулатов, которые должны были реализовываться через соответствующие внешние формы поведения. Дворянские дети, как и любые другие, прежде всего приучались к элементарным правилам гигиены. Честерфилд постоянно напоминает своему сыну о необходимости каждый день чистить зубы и мыть уши, содержать в образцовой чистоте руки и ноги и уделять особое внимание состоянию ногтей. По ходу дела он дает мальчику и такие советы: «Ни в коем случае не ковыряй пальцем в носу или в ушах, как то делают многие.(...) Это отвратительно до тошноты». Или: «Старайся хорошенько высморкаться к платок, когда к этому представится случай, но не вздумай только потом в этот платок заглядывать!» По мере того, как сын подрастал, отец начинал внушать ему более сложные истины. Теперь он убеждал юношу, что кичатся своим платьем, конечно, только «хлыщи», но воспитанный человек обязан думать о том, как он одет, просто из уважения к обществу.
Отношение к внешности и одежде носило не суетно-тщеславный, но эстетический, даже философский характер. Это был культ прекрасного, стремление найти изящную форму для всех проявлений жизни. С этой точки зрения, отточенные остроты и полированные ногти, изысканные комплименты и тщательно уложенные волосы — передавали дополняющими друг друга чертами облика человека, воспринимающего жизнь как искусство. Правила хорошего тона требовали, чтобы самый дорогой и изысканный наряд выглядел просто. Особое внимание уделялось украшениям: надевать слишком много драгоценностей считалось дурным тоном. Отметим, что «непристойной» считалась в хорошем обществе всякая открытая и нарочитая демонстрация богатства. Генри Пелем: «Одевайтесь так, чтобы о вас говорили не: «Как он хорошо одет!», но: «Какой он джентльмен!»

В. А. Жуковский отметил в своем дневнике следующий эпизод. «Великий Князь недослушал чтения; это было не прилично. Чтение не могло долго продолжаться. Если бы он дал мне его докончить, то доказал, что слушал с удовольствием. Такого рода принуждение необходимо: не подобно употреблять других только для себя: надобно к ним иметь внимание. А ко мне и подавно. Избави Бог от привычки видеть одного себя центром всего и считать других только принадлежностью, искать собственного удовольствия и собственной выгоды, не заботясь о том, что это стоит для других: в этом какое-то сибаритство, самодовольство, эгоизм, весьма унизительный для души и весьма для нее вредный». Этот моралистический пафос кажется неадекватным незначительному поступку воспитанника, но современники Жуковского, скорее всего, сочли бы его реакцию вполне естественной. Тенденция увязывать внешние правила хорошего тона с их этическим смыслом была широко распространена.

Жуковский: «Не подвергайте тех, кто вас окружает, чему-либо такому, что может их унизить; вы их оскорбляете и отдаляете от себя, и вы унижаете самих себя этим ложного превосходства, которое должно заключаться не в том, чтобы давать чувствовать другим их ничтожество, но в том, чтобы внушать им вашим присутствием чувство вашего и их достоинства».

Честерфилд: «Никогда не поддавайся соблазну, выставлять на показ слабости и недостатки других, чтобы поразвлечь общество или выказать свое превосходство. Помимо всего прочего, это безнравственно, и человек с добрым сердцем больше старается скрыть, нежели выставить напоказ чужие слабости и недостатки». Чванство и высокомерие считалось в аристократическом кругу безнадежно дурным тоном.

Подчеркнутое внимание к окружающим, отличавшее поведение светского человека, разумеется, было не в ущерб его заботе о собственном достоинстве, к которому дворяне относились с такой щепетильностью. Но именно чувство собственного достоинства и заставляло их вести себя внешне очень скромно. По обыкновению, это правило хорошего тона имело определенные этические и психологические основания.

Пушкин, рассуждая о пользе придворного этикета, сравнивал его с законом, определяющим обязанности, которые следует выполнять, и границы, которые нельзя преступать. «Где нет этикета, там придворные в поминутном опасении сделать что-нибудь неприличное. Нехорошо прослыть невежею: неприятно казаться и подслужливым выскочкою». Это рассуждение правомерно распространить и на этикет светского общества вообще. В самом деле, точное знание, как и в каком случае следует поступать, избавляет человека от опасности оказаться в неловком положении, быть не правильно понятым.

Готовясь к жизни в свете, дворянский ребенок должен был приучаться выражать любые чувства в сдержанной и корректной форме. С. Л. Толстой вспоминал, что самыми серьезными проступками детей в глазах их отца были «ложь и грубость», независимо от того, по отношению к кому они допускались — к матери, воспитателям или прислуге.
И нравственные нормы, и правила хорошего тона, естественно усваивались дворянскими детьми прежде всего в семейном кругу. Разумеется, нельзя подводить под один шаблон все дворянские семьи, отношения внутри каждой из них определялись, естественно, личными качествами ее членов. Но все же во всем многообразии дворянского семейного быта просматриваются некоторые общие черты. С одной стороны воспитание ребенка совершенно беспорядочно: няни, гувернеры, родители, бабушки и дедушки, старшие братья и сестры, близкие и дальние родственники, постоянные друзья дома — все воспитывают по своему усмотрению и по мере желания. С другой стороны, он вынужден подчиняться единым и достаточно жестким правилам поведения, которым, сознательно или неосознанно, учат его все понемногу.

Послушание родителям, почитание старших выступали в качестве одного из основополагающих элементов. В почитающей традиции дворянской семье авторитет отца был безусловным и не подлежащим обсуждению. Открытое, демонстративное неподчинение воле родителей в дворянском обществе воспринималось как скандал. Определенные нормы делали запретным открытое проявление неуважения к родителям даже при отсутствии у детей истинной привязанности к ним. Пушкин, например, имел основания для критического отношения к своим родителям и никогда не был к ним по-настоящему близок. При этом диодного плохого слова или поступка по отношению к родителям он не допустил. Помимо личных нравственных качеств здесь, видимо, сыграло свою роль и твердое представление о том, что иное поведение было бы недопустимо и просто неприлично.

Отношение к детям в дворянской семье с сегодняшних позиций может показаться излишне строгим, даже жестким. Но эту строгость не нужно принимать за недостаток любви. Высокий уровень требовательности к дворянскому ребенку определяется тем, что его воспитание было строго ориентировано на норму, зафиксированную в традиции, в дворянском кодексе чести, в правилах хорошего тона.

Хотя многие дети учились дома, день их был строго расписан, с неизменно ранним подъемом, уроками и разнообразными занятиями. За соблюдением порядка неотступно следили гувернеры. Завтраки, обеды и ужины проходили в кругу всей семьи, всегда в определенные часы. Н. В. Давыдов вспоминает: «Хорошие манеры были обязательны; нарушение этикета, правил вежливости, внешнего почета к старшим не допускалось и наказывалось строго. Дети и подростки никогда не опаздывали к завтраку и обеду, за столом сидели смирно и корректно, не смея громко разговаривать и отказываться от какого-нибудь блюда. Это, впрочем, нисколько не мешало процветанию шалостей, вроде тайной перестрелки хлебными шариками, толчков ногами и т. п.

Обратившись к мемуарам и к русской классической литературе, нетрудно убедиться, что, семейный дом для дворянского ребенка — это обитель счастья, с ним связаны самые лучшие воспоминания, самые теплые чувства. Не случайно для того, чтобы обозначить строгость предъявлявшихся к детям требований, приходится специально сфокусировать на ней внимание; авторы романов и воспоминаний, как правило, не придают этому значения. Видимо, если строгость не воспринимается как произвол и насилие, она переносится очень легко и приносит свои плоды.
Не стоит и говорить, что общие принципы воспитания давали прекрасные результаты в тех семьях, где ими руководствовались люди, обладавшие высокой культурой и человеческой незаурядностью. Один из таких примеров — семья Бестужевых. Михаил Бестужев пишет: »...прибавьте нежную к нам любовь родителей, их доступность и ласки без баловства и без потворства к проступкам; полная свобода действий с заветом не переступать черту запрещенного, — тогда можно будет составить некоторое понятие о последующем складе ума и сердца нашего семейства...«. Старший из пяти братьев Бестужевых, Николай, человек редких душевных качеств, был у родителей любимцем. «Но эта горячая любовь, не ослепила отца до той степени, чтобы повредить мне баловством и потворством. В отце я увидел друга, но друга, строго поверяющего мои поступки».
В доказательство «всесильного влияния этой дружбы» Николай приводит следующий случай. Став кадетом морского корпуса, мальчик быстро сообразил, что тесные связи его отца с его начальниками дают возможность пренебрегать общими правилами. Постепенно Николай запустил занятия до такой степени, что скрывать это от отца стало невозможным. «Вместо упреков и наказаний, он мне просто сказал: „Ты не достоин моей дружбы, я от тебя отступлюсь — живи сам собой, как знаешь“. Эти простые слова, сказанные без гнева, спокойно, но твердо, так на меня подействовали, что я совсем переродился: стал во всех классах первым...».

«Родители вели нас так, что не только не наказывали, даже инее бранили, но воля их всегда была для нас священна, — вспоминала дочь Н. С. Мордвинова. — Отец наш не любил, чтобы дети ссорились, и, когда услышит между нами какой-нибудь спор, то, не отвлекаясь от своего занятия, скажет только: «le plus sage sede (самый умный — уступает) — и у нас все умолкнет».

Одобрение и наказание должны быть очень редкими, ибо ободрение — величайшая награда, а неодобрение — самое тяжкое наказание. Гнев отца — должен быть для мальчика потрясением, случаем, запоминающимся на всю жизнь, поэтому ни в коем случае нельзя обрушивать на ребенка гнев по несущественным поводам. Честерфилд, со свойственной ему точностью, сформулировал принцип отношения к детям, принятый в культурных дворянских семьях: «У меня не было к тебе глупого женского обожания: я всемерно старался сделать так, чтобы ты заслужил ее».

Пытаясь определить, что есть истинная воспитанность, Честерфилд сравнивал ее с некой невидимой линией, переступая которую, человек делается нестерпимо церемонным, а не достигая ее — развязным или неловким. Тонкость состоит в том, что воспитанный человек знает, когда следует и пренебречь правилами этикета, чтобы соблюсти хороший тон. Хорошее воспитание призвано упрощать, а не усложнять отношения между людьми.
Умение держать себя — из тех умений, что передается только из рук в руки, путем наблюдения и непроизвольного подражания, впитывания в себя атмосферы той среды, где это умение было развито до уровня искусства.
Естественность и непринужденность, с которой светские люди выполняли все требования этикета, была результатом целенаправленного воспитания, сочетавшего в себе внушение определенных этических норм и усердную тренировку. Как известно, человек хорошо воспитанный не будет откусывать от целого бифштекса или облизывать пальцы, даже если он обедает в полном одиночестве. Помимо прочего, в этом есть и элемент тренировки: правила хорошего тона должны стать привычкой, выполняться машинально. Соответствующие привычки прививались с раннего детства, и рядом с каждым дворянским ребенком неизменно присутствовал гувернер или гувернантка, бдительно следящие за каждым его шагом.

«Едва летом, на даче, могу подышать свободно и весело, да и тут мешает мне теперь мадам Поинт: все ходит за мной и говорит: „Держи спину прямо. Не говори громко. Не ходите скоро. Не ходите тихо. Опускайте глаза...“ Да к чему это?.. Хоть бы поскорее быть совсем большой!» — негодует юная героиня повести В. А. Сологуба «Большой свет». Но зато, когда нетерпеливый питомец вырывался наконец из-под опеки madame или monsieur, в свои16-17лет он не только свободно говорил по-французски, но и легко, автоматически выполнял все правила хорошего тона.
Чтобы держаться свободно, уверенно и непринужденно — светскому человеку нужно было уметь хорошо владеть своим телом. В этом отношении особое значение имели уроки танцев. Танцам обучали всех дворянских детей без исключения, это был один из обязательных элементов воспитания. Сложные танцы того времени требовали хорошей хореографической подготовки, и потому обучение танцам начиналось рано (с пяти-шести лет), а учителя были очень требовательны.

Если небольшой бал устраивался в родительском доме, дети 10-12-ти лет не только присутствовали на нем, но и танцевали вместе со взрослыми. Знаменитый «первый бал» в жизни дворянской девушки, строго говоря, не был первым; к 16-17-ти годам, когда ее начинали «вывозить», она уде прекрасно умела не только танцевать, но и вести себя в специфической обстановке бала.
С. Н. Глинка, вспоминая о своем учителе танцев, господине Нодене, писал: «Ремесло свое он почитал делом не вещественным, ноделом высокой нравственности. Ноден говорил, что вместе с выправкою тела выправляется и душа. Ю. М. Лотман писал: «Способность споткнуться связывается не с внешними условиями, а с характером и воспитанием человека. Душевное и физическое изящество связаны и исключают возможность неточных или некрасивых движений и жестов».

Чтобы вести себя так, как подобает светскому человеку, юный дворянин должен был еще и преодолеть стеснительность — мучительное чувство, так свойственное подросткам. Уверенность в себе зависит от многих обстоятельств, но какое-то значение имеют, очевидно, и прямой призыв верить в свои возможности, и убеждение в том, что это гарантирует нужный результат.

В конце1940-хгодов на одной из постоянных баз геологических экспедиций был исключительно грязный общественный туалет. Но, разумеется, не это, привычное для всех, обстоятельство привлекло общее внимание, а то, что на базу, в составе одной из экспедиций, должен был приехать потомок древнего княжеского рода. «Мы-то, ладно, потерпим, — шутили геологи, — но что будет делать Его светлость?!» «Его светлость», приехав, сделал то, что многих обескуражило: спокойно взял ведро с водой, швабру и аккуратно вымыл загаженную уборную.... Это и был поступок истинного аристократа, твердо знающего, что убирать грязь — не стыдно, стыдно жить в грязи.

Нам стоит попытаться осознать жизнь русского дворянства частью своего собственного прошлого. Быть может тогда и в нас, как в толстовском мальчике, отзовется прочный и строгий, исторически сложившийся строй той жизни и удержит от отчаянных и неправильных поступков.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Пт июн 11, 2010 3:20 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Перепост http://villlka.livejournal.com/47705.html#cutid1
Не скажу,что я полностью согласна с мнением автора,особенно про "гдадюшник аристократический" мне он как-то милей чем псевдоестественность и "раскованность" .Но мнение интересное и позволяет дополнить образ.
Маленькая богиня – говорили о ней.

При такой внешности – и таком состоянии – от младшей из девочек Вечера ничего больше и не требовалось: ни ума, ни характера. Знай, дожидайся выгодной партии, блистай в обществе, да рожай детей. Когда Мэри входила в комнату, все мужчины теряли голову – воздух начинал пульсировать страстью. Чувственность окутывала ее, словно аромат духов. Свояченица Рудольфа, принцесса Луиза Кобург-Гота не скрывала: «Когда я впервые увидела ее, то почти потеряла дар речи от такой красоты». Неестественно большие, темно-синие глаза с поволокой, завораживающая пластика, легкий восточный флер, вулканический темперамент – таких в Вене называли «императорская смесь», в Мэри перемешалась кровь немецких, словацких, английских, греческих, австрийских и итальянских предков. Прибавьте потрясающий голос, спортивность – в венском обществе катания на коньках она была лучшей и превосходно держалась в седле, да решительность, неприличную для дворянки. Светские дамы исходили желчью, завидев Вечера на балу – Мэри не отличалась почтительностью по отношению к старшим и более знатным, которая была обязательна для девушки того времени и – о, ужас! – иногда курила сигаретки и одевала на бал украшения.
[cut]
Семейство Вечера – да и родственники матери Мэри, род Балтацци – для высокомерной высшей аристократии Вены так и остались парвеню, «новыми австрийцами», не допущенными до двора. Прадед Мэри по отцу был простым сапожником из Словакии, семейство мучительно и трудно добивалось титулов и постов – выгодными браками и неизменной лояльностью Габсбургам. Отец Мэри, Альбин Вечера, дипломат Франца-Иосифа, получил от императора титул барона, а от умершего друга – молодую, младше его на два десятка лет, жену. После смерти друга, по просьбе вдовы, зрелый дипломат взял на себя опекунство над несовершеннолетними детьми. А потом и женился на одной из опекаемых, 17-летней Хелене.

Мать Мэри много лет провела в Англии, у английских родственников и потому английский знала лучше немецкого – она до самой смерти так и говорила по-немецки с ошибками и с акцентом. Дома английский был основным языком – любимую дочь Хелене звала на английский манер «Мэри». По приезде в Вену, она энергично – слишком энергично для венской знати – принялась устраивать свою светскую карьеру. Через братьев, Аристида и Гектора Балтацци – прекрасных наездников, владельцев скаковых лошадей, бравших призы на английских дерби, что для того времени было настоящей сенсацией, партнеров австрийской императрицы по скаковым упражнениям – она вошла в круг личных знакомых Елизаветы. Устраивала в особняке роскошные балы. Участвовала в императорской охоте.

И все равно – между семьей Вечера и императорским двором зияла огромная пропасть, несмотря на титул баронов и привилегии, дарованные кайзером, несмотря на щедрые приемы, устраиваемые Хелене, на которых были частыми гостями самые уважаемые семьи Вены. «У Гектора Балтацци – несмотря на то, что я сам общаюсь с ним и императрица раньше поддерживала знакомство с ним и его супругой, не слишком хорошая репутация в денежных и профессиональных вопросах», - писал Франц-Иосиф подруге Катарине Шратт и просил ее поменьше ездить с ним верхом.

Хелене – а потом и ее младшую дочь – мужчины обожали. Всем было понятно – дочери Вечера сделают выгодные партии, поднимутся еще выше по аристократической лестнице. Мэри – «живому ребенку, которого ненавидели почти все без исключения женщины оттого, что она заставляла померкнуть красоту любой», как писал учитель французского младшей Вечера – с 15 лет уделяли повышенное внимание светские журналы Вены. Журналисты восторгались всем – глазами, «подобными смеющемуся небу», грацией («очаровательный ребенок превратился в очаровательную даму»), элегантными туалетами. Не проходило и недели, чтобы имя Мэри не появилось в светской хронике.

Отголоски этой ненависти и зависти современниц Вечера можно и сегодня найти в работах биографов Рудольфа и авторов, занимающихся Майерлингом – основываясь на неких анонимных источниках, все как под копирку будут писать о том, что Мэри мало чем интересовалась. Говоря проще – была маленькой, восторженной глупышкой.

Хотя, стоит почитать ее письма и дневники, ясно – необразованной дурочкой она не была. И в свои 16 лет задумывалась о смысле жизни больше многих дам, мечтающих лишь сделать выгодную партию и подарить мужу наследника.

Мэри изучала языки, писала стихи, рисовала и занималась музыкой. Как и почти все дочери из благородных семейств того времени. Тогда женщине – пусть и из привилегированных аристократических кругов – давался, по сравнению с современниками-мужчинами, необходимый для жизни в обществе и семье минимум. Да и этого было много – считали некоторые.

Даже императрица Елизавета, одна из прогрессивных женщин своего времени, уверяла – женщине образование ни к чему: «Чем меньше женщины учатся, тем ценнее они, ибо они знают все – но по наитию. Все же, чему их учат, только отвлекает от внутреннего мира, они разучаются понимать сами себя, теряют часть себя... В странах, где женщины учатся меньше, можно встретить более глубокие натуры, чем наши синие чулки.»

Итак, Мэри Вечера была не менее и не более образована, чем сотни дворянок-современниц.

Она совершенно не вписывалась в общество дам-аристократок, похожее на гадюшник – была слеплена из совсем другого теста. Ей были чужды интриги, стервозность и сплетни, неинтересны мелкие бабьи дворянские склоки. Однажды живописец Деметер Диамандини, получив заказ от Венского общества катания на коньках – тогда это был исключительно элитный вид спорта – решил увековечить на огромном полотне лучших спортсменок голубой крови. Мэри – одну-единственную – все устраивало, она кротко позировала художнику, была дружелюбна и открыта. Остальные же – графини и баронессы – позируя, перегрызлись и разругались вдрызг. Они устраивали художнику такие невыносимые сцены ревности – каждой казалось, другая получается у живописца гораздо лучше, а Мэри он уделяет больше внимания – что он в конце-концов был вынужден отказаться от высокой чести писать их портреты. Спокойствие дороже. Поэтому на картине, которая до сих пор выставлена в здании Общества, лишь одна младшая Вечера написана с натуры – остальных дам художнику пришлось додумывать.

Мэри уже и жениха подыскали – претендента на португальский трон, герцога Мигеля Браганца – и помолвили. Ее готовили к роли хозяйки дома, светской дамы и хорошей жены: учили вести большой дом, управляться со слугами, устраивать приемы и праздники и давали уроки вальса, польки и кадрили. А она мечтала о другой судьбе, где жизнь не сводится к переодеваниям для балов и роли жены. Грезила о каком-то высшем смысле жизни. Была типичная эмансипе – не стеснялась в выражениях, говорила напористо, была естественна и не ждала от мужчины первого шага. Влюбившись в Рудольфа заочно, просто написала ему. Не каждый день он получал такие письма от дам, открытые и без напускного кокетства: нравитесь вы мне, мол, может, встретимся без свидетелей? Это было
что-то новенькое – и он, неожиданно для себя, ответил.
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Вт июл 06, 2010 5:03 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Немного о зеркалах.
Из истории зеркал :lol: :lol: :lol:
http://marinni.livejournal.com/563324.html?style=mine#cutid1

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Вс июл 18, 2010 9:45 pm 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Правила вежливости и светского этикета
«Манеры не пустяки: они плод, благородной
души п честного ума», — говорил Теннисом.
Эмерсон замечал: (Изящество в обращении
. т и п е изящества форм; оно доставляет более
наслаждения, чем картины и статуи: это самое
изящное из всех изящных искусств».
Сидней Смит также говорил: «Манеры слишком
часто остаются в пренебрежении; а между
тем приобретение хороших манер очень важно,
как для мужчин, так и для женщин...
Хорошие манеры
далеко не в такой степени суетны и ничтожны, как многие думают: напротив, они в значительной мере способствуют облегчению житейских дел. а также и смягчают и при,тают приятность взаимным отношениям людей. Хорошие манеры выказываются преимущественно в вежливом п приветливом обхождении.Вежливость, по общему определению, есть искусство выражать внешними знаками то внутреннее уважение, которое мы питаем к тому или другому лицу. Однако ж мы можем быть вполне
вежливыми и с человеком, не питая к нему особого уважения. Хорошие манеры есть по сути учтивость в обхождении.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Записки на манжетах.
СообщениеДобавлено: Вт июл 20, 2010 1:32 am 
Не в сети
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср ноя 19, 2008 8:15 pm
Сообщения: 1471
Откуда: Москва
Очень интересный сайт с описанием правил этикета и костюмов,включая театральные 19 века. А также оч. качественное бытоописание .
http://www.apropospage.ru/history/hist6_2.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 53 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.075s | 20 Queries | GZIP : Off ]
Женский портал, женских каталог, все для женщин! Rambler's Top100 Яндекс цитирования ArtNow - продажа картин